Библиотека конкурса


Великая Княгиня Елизавета Федоровна

Великая Княгиня Елизавета Федоровна, сестра Императрицы Александры Федоровны, родилась 20 октября (1 ноября по новому стилю) 1864 года в протестантской семье Великого герцога Гессен-Дармштадтского Людвига IV и принцессы Алисы, дочери английской королевы Виктории.
семья
Семья Великого герцога Гессен-Дармштадтского Людвига IV
Святая преподобномученица Великая княгиня Елизавета Федоровна была вторым ребенком в семье.

Домашние звали ее Элла. Ее душевный мир слагался в кругу согретой взаимной любовью семьи. Мать Эллы умерла, когда девочке было 12 лет, она заронила в юное сердце зерна чистой веры, глубокого сострадания к плачущим, страдающим, обремененным. На всю жизнь в памяти Эллы остались воспоминания посещения больниц, приютов, домов инвалидов. В быту - простота и скромность. Старшие дочери сами убирали свои комнаты, топили камин. Родители Елизаветы Федоровны раздали большую часть состояния на благотворительные нужды, а дети каждую субботу с букетами цветов ходили в больницы. Любовь к людям, особенно - страдающим, прививалась детям как основа жизни. Отзывы современников о Елизавете Федоровне, разных по складу ума, характеру и положению, были очень схожими. Вот один: "Редкая красота, замечательный ум, тонкий юмор, ангельское терпение, благородное сердце".

Спустя несколько лет вся семья сопровождала принцессу Елизавету на ее свадьбу в Россию. В 1884 году она вышла замуж за Великого Князя Сергея Александровича, брата Российского Императора Александра III. Венчание состоялось в церкви Зимнего дворца в Санкт-Петербурге. Великая княгиня усиленно занималась русским языком, желая глубже изучить культуру и, главное, - веру своей новой Родины.

с мужем
Великий князь Сергий Александрович и Великая княгиня Елисавета Феодоровна

В октябре 1888 года супружеская чета побывала на Святой земле. Это паломничество глубоко поразило Елизавету Федоровну: Палестина открылась ей источником радостных молитвенных вдохновений: ожившие трепетные детские воспоминания и слезы тихих молитв к Пастырю Небесному. Гефсиманский сад, Голгофа, гроб Господень - сам воздух освящен здесь Божиим присутствием. “Как бы я хотела быть похороненной здесь”- скажет она. Этим словам суждено было сбыться.
После посещения Святой Земли Великая княгиня Елизавета Федоровна твердо решила перейти в Православие. От этого шага ее удерживал лишь страх причинить боль своим родным и, прежде всего отцу. Наконец, 1 января 1891 года она написала отцу письмо о своем решении принять православную веру. Вот отрывок из ее письма отцу: “ Я перехожу из чистого убеждения, чувствую, что это самая высокая религия и что я сделаю это с верой, с глубоким убеждением и уверенностью, что на это есть Божие благословение”.

12 (25) апреля в Лазареву субботу было совершено Таинство Миропомазания Великой княгини Елизаветы Федоровны. У нее осталось прежнее имя, но уже в честь святой праведной Елизаветы - матери святого Иоанна Предтечи. После Миропомазания Император Александр III благословил свою невестку драгоценной иконой Нерукотворного Спаса, с которой Елизавета Федоровна не расставалась всю жизнь и с ней на груди приняла мученическую кончину.

В 1903 г. Елизавета Федоровна совершила поездку в Саров на прославление преподобного Серафима Саровского.

После перехода в православие Елизавета Федоровна стала учредителем и попечителем нескольких благотворительных организаций и комитетов сначала в Петербурге, а затем и в Москве, куда в 1891 году был направлен ее муж. Особой ее поддержкой пользовались организации благотворительного, церковного и научно-просветительского характера. Во время русско-японской войны она возглавила патриотическое движение, охватившее все общество: организовала швейные мастерские для нужд армии, где работали женщины всех сословий; на свои средства отлично оборудовала несколько санитарных поездов; ежедневно посещала госпитали; заботилась о вдовах и сиротах погибших.

Однажды спросили преподобного Серафима:
“Батюшка, почему мы не имеем теперь такой строгой жизни, какую имели подвижники благочестия?” -“Потому - отвечал преподобный - что не имеем к тому решимости. Благодать же и помощь Божия к верным и всем сердцем ищущим Господа, ныне та же, какая была и прежде”

5 (18) февраля 1905 года Великий князь Сергей Александрович, супруг Елизаветы Федоровны был убит бомбой, брошенной в него террористом Иваном Каляевым.
На третий день после гибели мужа Елизавета Федоровна поехала в тюрьму к убийце. Она хотела, чтобы Каляев раскаялся в своем ужасном преступлении и молил Господа о прощении, но он отказался. Несмотря на это Великая Княгиня просила Императора Николая II о помиловании Каляева, но это прошение было отклонено.

После гибели мужа, Московского генерал-губернатора, Великая Княгиня Елизавета Федоровна посвятила себя благотворительности. Во время русско-японской войны она возглавила в Москве движение по оказанию помощи воинам, а также вдовам и детям погибших. В 1907 она приобрела на улице Большая Ордынка усадьбу для устройства Марфо-Мариинской обители сестёр милосердия.

      Трагическая гибель мужа побудила Елизавету Федоровну целиком отдаться избранному пути. Глубокая религиозность дала ей силы простить убийцу и просить царя о его помиловании. Не многие поняли ее, когда после длительного траура она распустила двор, чтобы удалиться от света и всецело посвятить себя служению Богу и ближним - всем, кто нуждался в помощи, любому страждущему. Свое состояние она разделила на три части: в казну, наследникам покойного мужа и самую большую - всецело на благотворительные нужды. Себе она не оставила ничего, не исключая и обручальные кольца, и на эти средства открыла в Москве общину деятельного милосердия. Она решила вернуть благотворительности ее истинное духовное содержание, освободить от казенности и бездушия.

“Стяжи дух мирен и вокруг тебя тысячи спасутся”- говорил преподобный Серафим Саровский. Молясь у гроба мужа Елизавета Феодоровна получила откровение -“отойти от светской жизни, создать в помощь бедным и больным обитель милосердия ”.

После четырехлетнего траура 10 февраля 1909 года Великая княгиня не вернулась к светской жизни, а облачилась в одеяние крестовой сестры любви и милосердия, и, собрав семнадцать сестер основанной ею Марфо-Мариинской обители, сказала: "Я оставляю блестящий мир, где я занимала блестящее положение, но вместе со всеми вами я восхожу в более великий мир - в мир бедных и страдающих"

3

В основу Марфо-Мариинской обители Милосердия был положен устав монастырского общежития. Одним из главных мест бедности, которому Великая княгиня уделяла особое внимание, был Хитров рынок. Многие были обязаны ей своим спасением.
Еще одно славное деяние Великой княгини - постройка русского православного храма в Италии, в городе Бари, где покоятся мощи святителя Николая Мирликийского.

По её инициативе в обители были устроены больница, амбулатория, аптека, приют для девочек, бесплатная столовая для бедных. В годы Первой мировой войны она организовывала лазареты и госпитали, санитарные поезда, занималась сбором лекарств для раненых.

С самого начала своей жизни в Православии и до последних дней Великая княгиня находилась в полном послушании у своих духовных отцов. Без благословения священника Марфо-Мариинской обители протоиерея Митрофана Серебрянского и без советов старцев Оптиной пустыни, Зосимовой пустыни и других монастырей, она сама ничего не предпринимала. Ее смирение и послушание были удивительными.

9 апреля 1910 года она принимает монашеский постриг.
После Февральской революции, летом 1917 года, к Великой Княгине приехал шведский министр, который, по поручения кайзера Вильгельма, должен был уговорить ее уехать из все более неспокойной России. Тепло поблагодарив министра за заботу, Великая княгиня совершенно спокойно сказала, что не может оставить свою обитель и вверенных ей Богом сестер и больных и что она решила твердо остаться в России.

“Господь нашел, что нам пора нести Его крест. Постараемся быть достойными этой радости”- говорила она.

В апреле 1918 г. на третий день Пасхи Великая Княгиня Елизавета Федоровна и ее келейница Варвара Яковлева была арестована органами ЧК и вместе с другими членами Императорского Дома Романовыми депортирована на Урал, в г. Алапаевск. В ночь на 18 июля 1918 г. в день обретения мощей преподобного Сергия Радонежского, Великую княгиню вместе с другими сбросили в шахту старого рудника. Крестьянин, случайный очевидец злодейства, рассказал, что Великой Княгине завязали глаза, затем подвели к шахте и столкнули. Но она успела сказать: прости им, Господи, ибо не ведают, что творят. Затем крестьянин видел, как и остальных узников сталкивали в шахту уже с незавязанными глазами. После чего в шахту было брошено несколько гранат. Совершив кровавую расправу, палачи с циничным смехом и матерной бранью удалились. Свидетель же еще более суток оставался на прежнем месте, боясь выйти, думая, что шахта находится под охраной и оцеплена караулом. Он слышал из глубины шахты голоса страдальцев, которые не все погибли при падении, но остались в живых даже после взрыва гранат. Как показало впоследствии медицинское освидетельствование, некоторые, в числе которых оказалась и Елизавета Федоровна, оставались в живых в течение нескольких дней, испытывая невыразимые муки от ран, голода и холода.
Несколько месяцев спустя армия адмирала Александра Васильевича Колчака заняла Екатеринбург, тела мучеников были извлечены из шахты. У преподобномучениц Елизаветы и Варвары и у Великого князя Иоанна пальцы были сложены для крестного знамения. Тело Елизаветы Федоровны осталось нетленным.
канонизация
Усилиями Белой армии гробы с мощами преподобномучениц в 1921 году были доставлены в Иерусалим и положены в усыпальнице храма святой равноапостольной Марии Магдалины в Гефсимании, согласно желанию Великой княгини Елизаветы.

В 1992 году Русская Православная Церковь причислила Великую Княгиню Елизавету к лику святых.


Возврат к списку